Каравай историй

Пишу то, что в голову приходит. Иногда другое.

Ctrl + ↑ Позднее

Появление транспортных схем

История

Карты нужны людям, чтобы ориентироваться на местности. Вполне возможно, что первые карты были словесные. «Иди на закат, поверни направо у поломанного дерева и через четыре дня дойдёшь до озера с вкусной рыбой».

Одни из ранних карт, найденные учёными — карты звёздного неба. Точки, найденные на стенах пещеры Ласко во Франции изображают часть ночного неба. Возможно, эта пещера — доисторический планетариум, где люди впервые зарисовали звёздное небо. Рисунок ниже датирован приблизительно 16 500 г. до нашей эры. На нём изображено созвездие Плеяды.

На рисунке ниже карта созвездия Северная Корона, найденная в испанской пещере Эль-Кастильо. Рисунок создан около 12 000 г. до нашей эры.

Со временем карты усложнялись, становились красивее и подробнее. На следующей картинке современный человек без труда опознает карту. Предположительно это карта поселения. Найдена в турецкой пещере в Чатал-Хююке (современная Турция). Нарисовали около 7000 г. до н. э

Со временем карты становились подробнее. Карта Птолемея, 15-век. Самая подробная карта мира на то время.

Карты развивались не только как рисунки на листах бумаги. Иногда форма карты определялась подручным материалом местности. Например, тактильная карта побережья Гренландии, вырезанная из дерева:

Или карта морских течений, собранная аборигенами Маршалловых островов из палочек:

На палочковой карте показано только нужное для путешествий — морские течения, без остального географического обвеса. Можно сказать, что это предвестник современных транспортных схем.



Незадолго до транспортных схем


В конце 19 века среди транспортных компаний было популярно делать красивые карты своих маршрутов. Это делалось в надежде привлечь больше клиентов. Например, вот карта железной дороги и пароходного сообщения на восточном побережье Флориды.

Этот красивый рекламный плакат вполне можно назвать транспортной схемой. Для этого есть всё нужное — транспортная линия и станции.

Или вот ещё красота, Орегонская железная дорога:

На крупных фрагментах видно, с какой тщательностью выписаны кварталы города, горы. Это получалось делать, потому что это были рекламные плакаты одной линии и полезной информации было мало.

Со временем количество железных дорог росло и показывать их на подробных картах стало сложно — информации было много, и её приходилось плотно упаковывать. Надписи располагаются под разными углами, пересекают линии. Несмотря на то, что дороги показаны отдельным цветным информационным слоем, считывать пользоваться плакатом как схемой сложно.

Карта железнодорожной и дорожной сети Лос-Анджелеса, 1933 год. На фрагментах видно, насколько плотно расположены надписи.



Тем временем в Великобритании

Примерно в то же время на другом побережье Атлантического океана в Великобритании произошло переосмысление транспортных схем. Обычно, когда говорят о первой транспортной схеме, вспоминают схему лондонского метро, выпущенную в 1933 году Генри Чарльзом Беком. Для друзей — Гарри.

Но за 4 года до эпохальной схемы Бека, в 1929 году Джордж Доу, служащий Лондонской и Северо-Восточной железной дороги, сделал первое схематичное изображение целой транспортной сети.

Джордж предположил, что география пассажирам не важна. Пассажирам важнее понять, как доехать из точки А в точку Б. И этим выразил весь смысл транспортных схем. Эта схема предшествовала и, возможно, повлияла на работу Бека.

В начале 20 века метро Лондона уже было большим. Первая линия открылась в 1863 году. У современных лондонцев схема начала 20 века вызовет недоумение.

Карта лондонского метро 1906 года. Несмотря на то, что она географически точная, линия в ЛВУ искажена, чтобы освободить место для легенды.


Белая линия, соединяющая пересадки, появилась впервые на карте Лондонского метро в 1909 году.

Схемой 1906 года пользоваться сложно. В центре города между станциями расстояние могло быть 200 метров. В то время как конечные станции могли отдаляться от центра Лондона на 80 км. Станции таких линий давали просто списком на краях схемы. Фактически, тех веток, которые не помещались на схему, в сознании лондонцев попросту не существовало.

В 1926 году Фредерик Стингмор попытался сделать схему более понятной. Он отказался от географии и чуть расширил центр. Схему стало чуть проще читать, но полностью проблему плотности в центре города и длинных перегонов на периферии его схема не решила.

Схема Стингмора начала 1926 года. На поздних версиях своей схемы, он добавил Темзу.

Генри Бек работавший в лондонском метро с 1925 года чертёжником нашёл решение этой проблемы. Вдохновившись внешним видом электрических плат, он сделал схему, в которой линии были горизонтальными, вертикальными либо под углом в 45°.

Оригинальный скетч схемы метро Гарри Бека. На нём показаны важные особенности будущего дизайна: прямые, вертикальные и горизонтальные линии; увеличенный центр; полное отсутствие географии, за исключением Темзы.


В 1931 году Бек закончил первую схему. Он показал её своим коллегам, включая Стингмора. Они убедили его послать схему в рекламный отдел. Там Беку отказали, сказав что схема выглядит слишком революционной.

Нарисованная от руки схема, которую Генри Бек послал в рекламный отдел в 1931 году. Эта схема была отклонена, но годом позже на её основе напечатали пробный тираж в 500 экземпляров. На этом рисунке видно, что Бек для обозначения станций пока использовал кружки, как на схеме Стингмора.


Расстроенный отказом Генри Бек всё же не бросил схему. Через год он решил попробовать ещё — и в этот раз ему удалось. Бек вспоминал:

«Примерно год спустя [в 1932] я сделал ещё одну схему и решил, без особой надежды, попробовать снова. В этот раз мистер Патмор из рекламного отдела послал за мной после встречи, на которой схема была рассмотрена, и встретил меня словами: „Лучше тебе сесть, я тебя сейчас шокирую. Мы собираемся её напечатать!“. Итак, благодаря моему упрямству, и я уверен, только благодаря ему, родилась Схема Лондонского метро».


Схема Бека, январь 1933 года. Станции на линиях уже отмечены засечками. Это помогает однозначно указать на станцию и размещать подписи с обеих сторон линии для компактности.


В январе 1933 года схему напечатали тиражом 750 000 копий. В феврале выпустили дополнительный тираж в 100 000 копий. Это было достаточное доказательство, что пассажиры метро оценили схему по достоинству.

В 2013 году на доме, где родился Гарри установили памятную табличку: «Гарри Бек, дизайнер схемы лондонского метро родился здесь».

Знак не по ГОСТу!

Лет восемь назад на одном из выездов из Челябинска висела бегущая строка (может и сейчас висит). На ней бегало: «Уважаемые водители, при выезде из города пристегните ремни безопасности и включите фары». Табло было коротким и при быстрый взгляд на него выхватывал «зде из города пр». Чтобы прочитать сообщение полностью, водителю нужно отвлечься от дороги секунд на семь. Табло было примерно таким:

В то время я служил в ГИБДД и написал обращение через официальный сайт с предложением поменять бегущую строку на знак фары и ремень.

Сейчас понимаю, что нужно было не играть в рядового горожанина, а пойти в нужный отдел и объяснить, почему бегущая строка плохо, а знак хорошо. Но что было, то было.

Официальный ответ ГИБДД на предложение: мы не можем использовать знак «фары и ремень». Потому что он похож на настоящий дорожный знак, но им не является. Он будет путать водителей. И знак не поставили.

А летом 2015 года в центре Челябинска увидел рекламу, которая мимикрировала под дорожный знак:

Гаишный юбилей

Ровно 10 лет назад, 21 июня 2007 года, я подписал контракт о службе в ОВД и стал гаишником. На дороге с полосатым жезлом стоял всего пару раз. Работал инженером-электроником и в основном возился с компами. Вот стою на фоне работы:

Первый год работал программистом и пытался писать на «Клиппере». Но работать программистом оказалось скучнее, чем учиться программировать в универе. И сбежал в отдел технического обеспечения. Там чинил компьютеры, переставлял винду, играл с сослуживцами в игры, и отвечал на телефон фразой «Вы пробовали выключить и снова включить?».

За время службы успел один раз получить очередное звание — старший лейтенант милиции. Выпил стакан водки со звёздами и выплюнул их на погон. В 2011 году пережил реформу и стал полицейским.

Года через четыре после начала службы понял, что одно из самых приятных достижений на службе не связанно с карьерой. Однажды ехал на служебной машине по Челябинску и в громкоговоритель включил Имперский марш с телефона. А это так себе достижение в карьерном плане. И подал рапорт на увольнение.

Через пять лет, три месяца и три дня, 24 сентября 2012 года, мне выдали подписанный приказ об увольнении. На следующий день пришёл в управление за вещами и ушёл на гражданку (место для шутки о гражданке).

За месяц сделал сайт с фейковыми работами и 15 декабря 2012 года вышел на новую работу дизайнером.

Трамвай А

В 2016 году в Дептрансе Москвы вспомнили, что когда-то на трамвай А был подписан шрифтом Боклин. И Дептранс решил вернуть этот шрифт на аншлаги современных трамваев.

Мне такой выбор показался странным. Хотя бы потому что арт-нуво и общественный транспорт в современной Москве это две разные вселенные. Стало интересно, что было раньше. Гугл показал, что в разные годы шрифт на аншлаге менялся.

Пара «трамвай-шрифт» всегда была подходящей друг другу. Возможно, это потому что над выбором шрифта особо не задумывались — подписывали тем, что было популярным в то время. И никому не приходило в голову поставить на крышу трамвая каменную плиту с высеченной буковой. Только лишь потому, что раньше так делали.

Сейчас пара «трамвай-шрифт» тоже хорошая. Современный транспорт подписан современным Москоу сансом. Кроме трамвая А.

Сам по себе Боклин прекрасен. Но любой шрифт можно испортить неуместным применением. Буква А эпохи арт-нуво выглядит чужой среди квадратных иконок и геометричного Москоу санса.

На современном трамвае А эпохи арт-нуво выглядит так же странно, как и геометричная А на старом. Будто китайцы не нашли подходящий шрифт, когда делали игрушку.

Боклин среди Москоу санса выглядит так же неуместно, как пластиковые окна в памятнике архитектуры начала 20 века.

Улица найнтин оу файв года

В поездах московского метро поменяли объявление станции «Улица 1905 года» на английском языке. Было: «Ulitsa tysyacha devyatsot pyatogo goda». Стало: «Ulitsa nineteen-oh-five goda».

Мнения пассажиров разделились. Защитники старого объявления утверждают, что голосовое сообщение должно совпадать с тем, что москвичи говорят туристам. Поэтому по-английски надо объявлять «tysyacha devyatsot pyatogo».

Я из тех ребят, которые считают, что изменение хорошее. Туристы и так слышат «тысяча девятьсот пятого» в русской части объявления. Английский акцент на узнавание станции не сильно влияет. Когда интуристы строят маршрут по схеме, английский подстрочник они читают на родном языке: «Ulitsa nineteen-oh-five goda». Это туристы и слышат.

UPD. Возможно, полный перевод будет лучше. Тем более, что другие станции начали объявлять как «This is Sokolniki». Моя заметка о том, что из предложенных вариантов новый лучше.

Эффект утёнка и Рахманинов

Мне нравится Рахманинов и его Прелюдия в соль-миноре, опус 23, № 5. Впервые её услышал на Ютюбе. Недавно в Эпл музыке прослушал сборник фортепианных сочинений Рахманинова. Ткнул в первый попавшийся. Одним из треков была пятая прелюдия в соль-миноре. Только звучала прелюдия непривычно. Слушаю и понимаю, что старый вариант нравится больше.

Тут же вспоминаю о эффекте утёнка. И следом думаю — послушаю ещё раз. Составлю непредвзятое мнение. Послушал. Всё же первое исполнение, которое услышал, лучше. В этом варианте и фразировка не та, и в одном месте исполнитель вроде бы ноты невнятно сыграл.

После посмотрел кто исполняет. Оказалось это авторская запись. Рахманинов играет Рахманинова. В этот же миг отношение к этому исполнению пятой прелюдии изменилось.

Плакат день за днём

Случайно с другом открыли способ делать что-либо ежедневно.

Сначала Коля попросил меня подписаться на Вандейпостер. Он хотел делать каждый день плакат. А чтобы не лениться, завёл инстаграм и подписчиков. Дескать, стыдно будет пропускать. Но я пробовал подобное и знаю, что подписчики мотивация слабая. Не захочешь сделать плакат — не сделаешь. Хоть два у тебя подписчика, хоть тысяча.

И я предложил соревнование. Так же делаю ежедневно плакаты и выкладываю в инстаграм. Кто пропускает — покупает сопернику в Кафетериусе ништяк.

С тех пор мы не пропустили ни дня. Иногда лениво, но булочку покупать не охота.

Как я попал в Студию Артемия Лебедева

В общем-то просто — спросил.

Тёма однажды написал, что если охота рисовать схему метро — поступай в студию. Я ему написал. Тёма не ответил. Тогда написал Людвигу. Лювиг не ответил. Собрался писать Марку Родионову. Хотя даже не знал что именно. Непонятно ведь, какие отношения между дизайнером и арт-директором в студии. Вдруг дизайнерам запрещено задавать вопросы, не относящиеся к работе?

Но Марку писать не пришлось, так как пришёл ответ Людвига. Он рассказал, что моё письмо попало в спам и дал тестовое задание. После выполнения я упаковал вещи, котов, девушку и вылетел в Москву.

Но история не только про то, что надо всего лишь спросить. Чтобы навалять Фёдору Емельяненко не достаточно сказать ему: «Пошли драться». Надо предварительно несколько лет попотеть на тренировках.

За год до работы в студии я начал рисовать схему челябинских трамваев под руководством Ильи Бирмана. В процессе работы сделал её официальной.

Ну а потом да, не зассал и написал письмо.

Выход за рамки

В Альфа-банке, пока ждал выдачи банковской карты, повис компьютер. Ждать пришлось долго. И чтобы скрасить ожидание, пошутил: «Может у вас раскраска найдётся?». Девушка в ответ на шутку принесла раскраску и набор цветных карандашей.

Закрашивая жёлтым карандашом волосы Белль понял о себе важную вещь. С детства в раскрасках я был правильным. Никогда не выходил за границы контуров, подбирал верные цвета (солнце — жёлтое, трава — зелёная) и старался наносить цвет равномерно. И удивлялся, когда видел как закрашивают другие дети — не парятся на счёт  контуров, цветов и равномерности. Фигачат цветными карандашами и получают удовольствие. Я тоже получал удовольствие. Извращённое педантичное удовольствие.

Когда вырос, оказалось, что временами правила надо нарушать. В работе такая педантичность временами мешает. Мне требуется сделать усилие, чтобы взять и повернуть текст на 30°. Уф, вспотел аж. Не говорю уже о трэше.

Важно научиться замечать такие моменты и пинать себя. Или ещё лучше — чтобы был наставник, который будет пинать.

P. S. Моя девушка однажды спрятала раскраску от родителей, так как случайно перепутала цвета дерева и неба.

Ctrl + ↓ Ранее