Каравай историй

Пишу то, что в голову приходит. Иногда другое.

Ошибки у других

Недавно в переписке я поправил близкого друга. Попросил использовать меньше многоточий в тексте. Из-за них было сложно читать... После каждого предложения возникали паузы... Из-за трёх точке в конце предложений текст пытался казаться глубокомысленным... Но только казался... А на деле был обычным Каждому предложению больше подходила точка в конце. На мою просьбу использовать меньше многоточий я услышал что невежливо поправлять людей. И вообще, иди в жопу, Саша.

Я слышал мнение, что поправлять людей невежливо. Да, незнакомых людей поправлять не стоит. Как не стоит лезть к незнакомцу с обнимашками. Но считаю, что близких людей поправлять можно. Два с половиной года я работал в месте, где критика была неотъемлемой часть жизни. Не работы, а именно жизни. Было нормально, когда кто-то поправлял другого. На такие замечания было две реакции. Либо «о, круто, спасибо», либо:

— Правильно вот так-то.
— Да схуяли? Обоснуй.
— Потому-то, потому-то и потому-то.
— А точняк. Круто, спасибо.

Иногда человека не переубеждали и он шёл проверять источники. И оказывался прав, или нет. В любом случае, это шло на пользу.

За пределами студии часто встречаются неженки. «Ой, это невежливо. Я так привык, а ты грубиян. Фу на тебя». Я уже привык помалкивать. Просто иногда не выдерживаю.

Но при этом люди постоянно поправляют других. Говорят жене: «Суп не солёный. Посоли в следующий раз». Может жена лучше знает, сколько соли класть? (Только глупцы не говорят про соль, иначе обречены есть несолёный суп всегда.) Говорят детям: «Сладкое надо есть после каши». Ребёнок сам знает, когда есть конфету — прямо сейчас.

Но когда человеку укажут на ошибку в речи, начинается «это невежливо». Считаю, что это плохо. Любые ошибки необходимо замечать и исправлять. Глупо это отрицать. Многие цепляются за своё мнение и считают его единственно важным. «Не смей трогать, как я живу!». А как вообще развиваться, если ничего не менять в себе и игнорировать ошибки?

UPD: Пример с супом и конфетой оказался неудачным. Вот другой.

Представьте, что вы каждый день обедаете с другом. А он ужасно чавкает. Чавк-чавк-чавк. Каждый день. И вас это ужасно раздражает. Что делать? Промолчать? Или сказать: «Олег, не чавкай пожалуйста?».

Незнакомому человеку говорить такое нет нужды. Завтра вы его не увидите или просто пересядете. А друг раздражает каждый день. Я предпочту попросить перестать чавкать.

Так же и в речи. Если какая-то особенность письма и разговора меня раздражает, я скажу об этом. И не вижу в этом ничего плохого.

Цвет линий в пучке

На второй версии трамвайной схемы мы изменили цвет некоторых линий. Это пришлось сделать, потому что за два года с момента выхода первой схемы в Челябинске закрыли несколько маршрутов.

Новые цвета получились яркие и сочные, но в некоторых местах пучки выглядели тёмными. Это происходило потому что некоторые цвета в окружении тёмных цветов воспринимаются темнее.

Посмотрите, как сочная салатовая линия у Красноармейской превращается в тёмно-зелёную рядом с серой линией на Российской улице. Но это один и тот же цвет. И та же отчётливая серая линия теряется между синей и коричневой около Трамвайного депо.



Решили проблему просто — в проблемных местах линии сделали чуть светлее. Стало лучше, а глаз подвоха не замечает.

Схема челябинских трамваев 2.0

Два с половиной года назад с Ильёй Бирманом мы выпустили схему челябинских трамваев, которая стала официальной.

Схема часто становилась источником вдохновения для других дизайнеров. И это было приятно. За два года вышло, наверное, не меньше пяти схем в которых узнавалось влияние нашей схемы.

С 2015 года Челябинске произошло много грустного с трамваями. Убрали несколько маршрутов, перевозчик успел обанкротиться. Тем не менее, трамваи в Челябинске живы и надеюсь не исчезнут совсем.

Сегодня мы выпустили вторую версию схемы. Эта версия — своеобразная «работа над ошибками», допущенными в первой версии. Работали над ней втроём: Илья Бирман, Полина Лесникова и я.

Основную работу вела Полина. Она избавила схему от ошибок, присущих первой версии. И смогла буквально за день изменить формат схемы и увеличить шрифт, когда случился форс-мажор.

Обо всех событиях и принятых решениях и их причинах мы расскажем позже в подробном процессе.

Как выбрать размер схемы

В транспорте удобнее пользоваться крупной схемой. На мелкой схеме в трясущемся автобусе ничего не разглядишь. Поэтому часто схемой хочется занять всю доступную площадь — текст будет больше, линии заметнее. Бабушки счастливы.

Такой вывод можно сделать в результате кабинетных размышлений. В принципе, верный — со схемами лучше не мельчить. Но если слепо следовать этому выводу и пропустить этап примерок, результат будет нерабочим. Как, например, получилось во Внукове.

Схема метро в телефонной будке. Москва, аэропорт Внуково, октябрь 2017.


В тесной телефонной будке нельзя отойти от схемы, чтобы полностью охватить её взглядом. Низ схемы не разглядишь. Большая схема в тесном пространстве давит на человека.

Схема должна быть соразмерна пространству. Но «соразмерна пространству» достаточно общие слова. На основе них сложно научиться безошибочно подбирать размер схемы.

Немного теории

Ответ на вопрос «почему большая схема в тесном пространстве не алё» даст наука.

Поле зрения человека ограничено. Углы обзора, в котором человеку комфортно рассматривать мир не поворачивая головы, это 55° по вертикали и примерно 30° по горизонтали. Периферийное зрение не учитываем, так как оно не участвует в чтении.

Схема поля зрения человека. Взял отсюда.


Для примера возьмём вагон метро. Человек не может вплотную подойти к стене из-за кресла и сидящих пассажиров. Поэтому делать маленькую схему (например, А4) смысла нет — её не разглядишь. Но если схема будет больше конуса зрения, то пассажир может не заметить станции, находящиеся вне его.


Практика

Прежде чем идти на примерку в метро, можно сделать предварительную примерку дома. Это сэкономит патроны — не придётся печатать заведомо большие или слишком маленькие форматы.

Для предпримерки нужно знать доступную площадь, которую можно занять наклейкой, и размеры вагона. Прям не ссыте и идите с рулеткой и блокнотом в вагон. На основе этих замеров разметите комнату, развесите распечатки схем и оцените их с правильного расстояния.

Результатом предпримерки станут несколько форматов, которые нужно будет оценить уже в вагоне. На примерку стоит взять высокого друга, который сядет перед схемой. Это нужно, чтобы оценить насколько люди закрывают головой схему. Возможно, схему придётся чуть уменьшить.

Пассажиры тактично дают рассмотреть схему.


Краткое резюме, как выбирать размер схемы — чем меньше свободного места вокруг, тем меньше нужна схема. На улице места много, и схему можно расфигачить.

Навигационная стелла с макетом человека. Москва, ноябрь 2017.


Если схема будет заканчиваться у самой земли, то нижние станции будет неудобно рассматривать.

Пример из жизни

Во время первой боевой примерки челябинская схема была очень большой. До примерки идея разместить схему на окне казалась отличной. Оказалось, что сидящим пассажирам неудобно пользоваться схемой — нужно постоянно вертеть головой. А стоящие ничего не видели из-за вертящихся голов.

Маленькую схему в Бремене наклеили поверх голов и ей удобно пользоваться.

Координатная сетка. Инструкция

Координатную сетку можно рисовать сплошной или пунктирной линией. На пересечениях пунктирной линии должна стоять одна точка. Если просто нарисовать пунктирные линии, то на пересечениях точки дружить не будут.

Красивая сетка в Иллюстраторе

Рисуем координатную сетку, ограничивая её рамкой из замкнутой фигуры. Например, квадратом, как на примере выше. Выделяем всю сетку и жмём Divide на панели Pathfinder.

После этого выравниваем точки по концам линий.

И получаем красивую сетку.

Координатная сетка и текст

Одной картинкой

Тестирование схем

Тестирование в реальных условиях — важная часть любой дизайнерской работы. При разработке любой дизайн нужно проверить в боевых условиях. Потыкать в приложение на мобилке, распечатать визитку с логотипом или прикрутить указатель к фонарному столбу.

Транспортные схемы, предназначенные для печати, на экране компа выглядят не так, как будут смотреться в вагоне метро или на остановке. Экран светится, бумагу мы видим в отражённом свете. Экран всегда яркий и у него постоянная цветовая температура, бумага отражает окружающее освещение и в сумерках она тусклее. Экран большой (маленький), схема маленькая (большая). И так далее.

Расскажу о пользе тестирования на примере работы над трамвайной схемой.

Цветопробы

Цветопробы помогают определиться с цветом. Разница цвета между экраном и бумагой порой бывает велика. Чётко различимые на экране цвета линий на бумаге сливаются в толстую линию грязного цвета.

Когда мы с Ильёй Бирманом делали схему, каждый понедельник я ездил в типографию и делал цветопробу. Свежая версия всегда висела на стене над монитором. Это позволяло оценить различия между экранной и бумажной схемами.

Благодаря цветопробам нам удалось подобрать цвета в самом сложном пучке так, чтобы они не сливались и были различимы дальтониками.

Изменение цветов самого толстого пучка на трамвайной схеме. Картинка из процесса работы над схемой.


К концу работы у меня накопилась приличная коллекция распечаток.

Коллекция цветопроб. Если присмотреться, то можно заметить различия между схемами

Примерки

Примерки помогают определиться с форматом, покажут как схема будет смотреться в вагоне. Так же примерка разобьёт несколько гипотез и подтолкнёт к правильным решениям.

Сначала мы с Ильёй хотели сделать схему формата А3 и размещать на передней стенке вагона. На примерке выяснилось, что место для схемы ограничено глухим окном трамвая КТМ 71-605А. Ширина окна была 40 см, меньше стороны формата А3 на целый сантиметр.

Место для схемы в трамвае КТМ 71-605А. При примерке лист пришлось подрезать.


В другом трамвае места для схемы больше.


Примерка показала, что выбранный формат не подходит для одного вагона и что схема будет висеть в окружении рекламы и будет незаметна.

Этот вывод подтолкнул нас с Ильёй к мысли, что схему можно наклеить на окно. А чтобы не загораживать пассажирам вид из окна, схему решили напечатать на прозрачной подложке. Тут хочется добавить, что помимо размещения на окне возможно ещё одно решение — делать разные форматы схем для разных вагонов. Но мы решили использовать окно.

Заказав печать на прозрачной плёнке, пошли на вторую примерку. В этот раз оказалось, что схема на выбранной прозрачной плёнке не работает. Она полностью просвечивает и ничего не видно.

Подложили белую подложку — сразу стало лучше.

Примерки помогли нам определиться с форматом и техникой печати схемы.

Тестирование

Тестирование дизайна в боевых условиях пользователями помогает выявить слабые места, ошибки и позволяет сэкономить деньги.

Наклеив схему на белой непрозрачной основе на окно, трамвай № 1273 выпустили в город. За четыре часа наблюдений выяснилось:
— что схему никто не замечает;
— она загораживает обзор.

Место рядом со схемой не пользовалось популярностью. Люди садились рядом с ней только если остальные места были заняты. Пассажирам интересно смотреть в окно и неприятно сидеть рядом с глухим окном.

За четыре часа только три или четыре человека разглядывали схему. Один из них был мальчик, который увидел схему сразу, как только зашёл в вагон.

Мама показывает мальчику остановку «ЧМК»


На основе наблюдений родилась гипотеза, что взрослые не замечают большие плакаты. Вокруг нас много рекламы, каждый большой плакат отфильтровывается мозгом и не доходит до сознания. Поэтому делать большую схему было ошибкой. Если бы этого тестирования не было, печать полного тиража больших схем была бы напрасной тратой денег.

Тем не менее, размещение схем на окнах возможно. Достаточно уменьшить формат.

Транспортная схема из Бремена. Схема не кричит о себе, и лучше заметна из-за нарушения целостности окна. Фотка Паши Омелёхина


У размещения схемы на окне трамвая в Челябинске есть ещё один недостаток. Зимой окна в трамваях Челябинска полностью замерзают. И на три месяца схема будет скрыта от пассажиров слоем льда. В Бремене климат позволяет заклеивать окна. Благодаря тестированию стало понятно, что когда схема повиснет в трамваях, скорее всего она будет размещена на стенах вагона.

Последовательное тестирование схемы (да и любого дизайна) на всех этапах разработки помогает избежать многих ошибок, которые не очевидны без полевых испытаний.

География на транспортных схемах

Проще — лучше

Энтони Доу написал книгу в которой описал работу своего отца, Джорджа Доу (о нём рассказывал в истории транспортных схем) над схемами Британских железных дорог. Название книги — «Сообщить, где выйти пассажиру» — ёмко описывает смысл схем наземного и подземного транспорта.

Географические подробности на транспортных схемах не нужны и порой мешают. Например, официальная схема челябинских трамваев в 2009 году была построена просто — трамвайные линии обвели в кореле.

Трамвайная сеть Челябинска на карте и официальная схема в 2009 году.


Топографическую точность линий сохранили, отобразив каждый поворот. Но при этом убрали все географические признаки. Из-за ограничений формата, верхняя часть линий не поместилась. Хотя можно было просто сделать схему меньше.

Разберём детальнее. В центре из-за большой плотности остановок и маленького расстояния между ними подписи не удалось разместить прямо. Слова стоят под произвольными углами.

Центр на челябинской трамвайной схеме в 2009 году.


Или вот, Свердловский проспект. Это длинная палка на севере города с десятью остановками. Здесь обратная ситуация. Это промышленная зона города и остановки редки. Можно было подрезать палку и уменьшить расстояние между остановками.

Трамвайная линия вдоль Свердловского проспекта.


Сравните с первой транспортной схемой, нарисованной вручную 80 лет назад.

Фрагмент карты железных дорог и схема пригородных электричек Джорджа Доу, 1929. Оцените разницу между географией линий и отображением их на схеме.


На трамвайной схеме мы с Ильёй Бирманом избавились от кучи лишних поворотов, пустого пространства сверху, раздвинули центр и редуцировали географию в рисунке линий. При этом Челябинск на схеме горожанами узнаётся сразу.

Официальные схемы челябинских транваев в 2009 и в 2015 годах.


Но на схеме остались некоторые бесмысленные повороты. Например, тщательно отрисованные изгибы трамвайной линии на юго-востоке города. Без них схема выглядит проще, а работает не хуже.

Или два лишних поворота на второстепенной линии автобусов и троллейбусов. Без них так же лучше.

Смешна причина появления этих поворотов. Долгое время я жил на юго-востоке Челябинска. И почти каждый день ездил в техникум, университет и на работу по одной и той же дороге в течении долгих лет. И мог с закрытыми глазами доехать до нужной остановки, считая повороты.

Пять лет я прожил в центре города, недалеко от вторых поворотов. И тоже считал, что важно их показать. При этом не задумываясь выпрямлял линии в остальных частях города.

Позже оказалось, что указание поворотов на схемах не помогает в ориентировании. Мне довелось это проверить. Когда я был впервые в Уфе, мне нужно было вечером с окраины доехать до центра на маршрутке. Я решил проверить гипотезу поворотов и отказался от телефона в пользу схемы.

Схема из любой маршрутки. Нашёл в инете.


Я сбился на третьем или четвёртом повороте. Через полчаса достал телефон и остаток маршрута проверял по нему.


Не стоит отказываться от географии совсем

При создании схем географические признаки можно редуцировать. Но нужно делать так, чтобы образ города остался узнаваемым.

Московское метро. Картинка из бизнес-линча. Хорошее упражнение для дизайнера, но сложная в использовании схема.


С течением времени города меняются. За несколько десятков лет границы города могут значительно вырасти. Часть дорог исчезнет, появятся новые. На автомобильных картах дороги будут выделены, на топографических — нет. Но есть один признак, который с течением времени почти не меняется. Это реки, озёра, пруды и водохранилища.

Челябинск на разных картах с 1967 года по 2017.


Люди селились у воды, делили города на левый и правый берег, заречье. Вода — мощный элемент формирования образа города. Москва горела, перестраивалась, а Москва-река как была в 1617 году, так и осталась в спустя 400 лет.

Москва, 1617 год. Источник


Официальные схемы челябинского транспорта избавлены от географической привязки вообще. При этом сети дорог различного сильно различаются. В итоге, три схемы не работают на создание образа города.

Официальные схемы трамвая, троллейбуса и автобуса. Ни одна из схем не передаёт образ города. Это могут быть схемы транспорта в Смоленске, Ярославле и Нижневартовске.


Но стоит добавить водоёмы и схемы сразу становятся родными сёстрами.

Вот теперь это схемы транспорта в Челябинске.


Водоёмы не единственные важные признаки, формирующие образ. Парки, памятники, исторические здания — всё это помогает формированию образа у приезжих и узнаванию образа жителями города. При создании схемы важно понять, что помогает в создании образа конкретного города и использовать эти признаки на схеме.

Десять лет эпилепсии

Этот год у меня богат на юбилеи. В этот раз я расскажу, как у меня появилась эпилепсия.

Днём 4 сентября 2007 года на работе в моём кабинете зазвонил рабочий телефон. Поднял трубку. Меня о чём-то спрашивали, но я не мог ответить. В голове кружились слова, но они никак не могли найти путь наружу. Будто появилась стена между мозгом и ртом.

В теле возникли странные ощущения — словно я отлежал всю левую половину. Спустя пару секунд начались покалывания, в ушах появился нарастающий высокий звук.

Тишина.

Лежу на полу. На рубашке кровь, в кабинете сослуживцы. Рядом сломанный карандаш. Люди говорят, двигаются. Меня несут под руки по лестнице. Скорая помощь, медсестра. Дорога. Больница.

Позже узнал, что мне звонила Н. В ответ она услышала невнятное мычание. В ГИБДД я был серьёзным мальчишкой, шутить не стал бы. Моё мычание её насторожило, и Н. зашла ко мне в кабинет. А там было весело — я лежал в керамических осколках, кусках земли и смешно так дёргался. Это был первый эпилептический припадок.

При падении я головой разбил напольный горшок с цветами. Отчего у меня появился шрам над глазом, который полюбил. В то время я читал «Гарри Поттера» и мне было приятно, что у меня шрам в виде молнии как у Гарри.

Примерно через год у меня повторился приступ. Но я продолжал настаивать, что со мной всё хорошо. Просто иногда теряю создание, падаю и начинаются судороги. Никакой эпилепсии, что вы.

Всё поменялось после третьего приступа, который случился на репетиции. При падении я ударился макушкой о металлическую решётку и распорол кожу на голове. Басист работал фельдшером на скорой и понял, что со мной происходит. Когда меня направили к эпилептологу, он пошёл со мной и описал все симптомы.

Мне поставили диагноз — симптоматическая эпилепсия фокальной формы (лобно-долевая). Лобная доля мозга отвечает за речь, поэтому я не могу говорить перед припадком. Прописали таблетки и запретили пить алкоголь. Тогда я и поверил, что у меня эпилепсия и что это серьёзно.


Последний приступ

Таблетки от эпилепсии не излечивают. Но если принимаешь таблетки, то приступы уходят. Иногда терапию подбирают не с первого раза. В сентябре 2012 у меня случился приступ на фоне приёма таблеток. Это был забавный случай.

Во сне ты не помнишь как оказался в каком-нибудь месте. Просто оказываешься в замке, на космическом корабле или под куполом древнего собора. Вопросов о том, как ты попал туда не возникает. Так и случилось. Я почувствовал, что сейчас будет приступ. Резко распахнул дверь...

...я иду по улице в белых носках под дождём без верхней одежды. Зубы болят. Трогаю их языком — они шатаются. Никто на меня не обращает внимания. Ничего не обычного для сна. Но я начинаю вспоминать, что было до этого. Аура, дверь — блин, со мной опять случился приступ. И никакой это не сон.

Приступ случился, когда я был один. Во время полного эпилептического приступа люди теряют сознание. Когда судороги проходят, включается автопилот. С ним можно разговаривать, автопилот связно отвечает. Но я ничего из этого не помню. Сознание загружается позже, минут через 10—15. В тот раз автопилот зачем-то вывел меня на улицу и повёл знакомым маршрутом.

Дома я сделал селфяшку на память. Во время приступа я упал лицом упал на бетонный пол, где меня поджидали судороги. В итоге получил сотрясение и два выбитых зуба.

Через пару часов после фото со мной случится ещё один приступ. Я успел лечь на кровать. Этот приступ и стал последним

Мне сменили лекарство. И уже пять лет у меня не было приступов. Цена этому не высока — таблетка утром и таблетка вечером. Желательно соблюдать режим и не нервничать. С этим пока не очень получается.

Мне нельзя водить машины, работать на высоте, с огнём и на воде. Нельзя пользоваться огнестрельным оружием. Я не буду заниматься дайвингом и прыгать с парашютом. И в бассейн побаиваюсь ходить. В любой момент есть вероятность, что приступ может случиться. Но в целом у меня обычная жизнь.

Кот-эпилептик

С нами живёт Фрай. Взрослый счастливый кот. По забавному совпадению, у него тоже эпилепсия. Два раза в месяц у него случаются приступы. Да, это правда.

Маленький Фрай играет с бумажкой.


Что делать при эпилепсии

Когда я прихожу на новую работу, всем рассказываю что я эпилептик. Написал инструкцию и всем даю почитать.

Если я при вас упал на пол и начал смешно так дёргаться, вам нужно:

  1. Не паниковать — облегчить моё состояние вы (и никто) не сможете.
  2. Подбежать к моей голове и держать её, чтобы я не получил сотрясение мозга.
  3. После окончания приступа поверните меня на бок, чтобы язык не запал мне в горло.
  4. Вызовите уже скорую, наконец.

Что вам не нужно делать:

  1. Пытаться разжать мне зубы. Во время эпилептического припадка у человека (и котов тоже, я с одним знаком) напряжены все мышцы. Разжимая челюсти вы можете повредить пальцы о мои зубы, разорвать мне связки, поломать зубы.
  2. Не пытайтесь достать язык и приколоть его булавкой к щеке. Чтобы я не задохнулся после приступа, просто положите меня на бок.
  3. Паниковать. Во время припадка и после я без сознания, мне не больно и ничего не чувствую.

Чем отличаются схемы метро от схем наземного транспорта

Как я рассказывал в прошлый раз, в 1929 году Джордж Доу предположил, что для пассажиров важно доехать из точки А в точку Б. И этим выразил весь смысл транспортных схем.

Схема Джорджа Доу пригородных железных дорог, 1929 г. Первая схема целой транспортной системы.


К этому стоит добавить, что схемы должны помогать строить маршрут быстро. К сожалению, часть схем наземного транспорта этому мешает.

Схема автобусов Калининграда, 2016 г.


Различие между метро и наземным транспортом


На первый взгляд кажется, что схемы метро и наземного транспорта (НТ) это одно и то же. И там, и там линии, станции, номера и конечные остановки.

Схемы берлинского метро и трамвая.


Чтобы понять различие между схемами, нужно понять различие между метро и НТ.

Метро — это поезда, катающиеся туда-сюда по одной линии. Развилки линий редки. Как правило, если сесть в любой поезд красной линии, то ты всегда приедешь на другую конечную красной линии.

На поверхности так не сработает. НТ — это система, в которой по одним и тем же дорогам ездят разные виды транспорта, соединяющие разные части города. И у каждого вида транспорта много маршрутов. Если на конечной (или любой другой остановке) сесть на любой троллейбус, то приедешь в непредсказуемую часть города.

Наземный транспорт, за исключением рельсового, пользуется общими дорогами. И уже весь общественный транспорт (включая метро) связан общими пересадками. Таким образом, наземный и подземный транспорт формирует общую сеть.

Не обязательно схеме отображать всю городскую систему общественного транспорта. Но будет хорошо, если схемы будут знать друг о друге. Например, на схеме наземного транспорта стоит показать станции метро.

Схема магистральных маршрутов Москвы. Автор схемы — Костя Коновалов.

Когда пассажир доедет до станции и войдёт в метро, там его встретит новая схема. Это последовательное изложение нужной информации. Об этом я расскажу позже.


В чём различие в схемах


Если упростить задачу, то создание схемы метро это отображение всех линий и равномерное распределение станций. И если не включать на схему другой транспорт, то графически линии будут равнозначны.

Официальная схема питерского метро


Наземный транспорт — это сеть связанных между собой транспортных систем. Автобусы, троллейбусы, трамваи, скоростной трамвай, экспрессы и городские электрички с кучей маршрутов. Если в городе развитая сеть автобусов, то рисуя схему в лоб — отмечая каждый маршрут как на схеме метро, — мы рискуем проделать долгую и сложную техническую работу, которая окажется бесполезной.

Полная схема транспорта Дубаев и её фрагмент.


В подобных случаях стоит объединять маршруты. Делать это нужно до того, как начали рисовать схему. Таким образом, различие схемах метро и НТ — в подходе к проектированию на начальном этапе.


Проектирование схем наземного транспорта


Работу над схемами НТ нужно начинать с анализа маршрутов. Анализировать частоту маршрутов, какие части города связаны автобусами, с какой частотой ходят троллейбусы, есть ли экспрессы и т. д. Для каждого города результат будет разный.

После анализа можно понять, каким образом сгруппировать маршруты. Например:

  1. По частоте. Каждые 5—10 минут, 15—20 или раз в час.
  2. Дневные и ночные маршруты.
  3. По типу сервиса:
    — экспрессы;
    — обычные маршруты;
    — пригородные.
  4. По районам:
    — с окраины в центр;
    — по району;
    — из района в район;
    — из района в район с заездом в центр;
    — и т. д.
  5. Автобусы и троллейбусы — они пользуются общими дорогами. Важнее доехать до Дмитровки, а не прокатиться на троллейбусе.
  6. Рельсовый транспорт.

На неофициальной схеме общественного транспорта Риги видно, что часть маршрутов сами объединяются в пучки. Эти пучки — первые кандидаты на объединение в одну линию.

Кусок неофициальной схемы общественного транспорта Риги. При наличии свободного времени можно проследить каждый маршрут.


Выделять маршруты на схемах можно с помощью цвета, начертания или толщины линии. Ниже на схеме Утрехта от Юга Церовича явно выделяются несколько типов линий по цвету и толщине. На центральном фрагменте показано около 30 маршрутов. Представьте макаронные пучки, если каждый маршрут нарисовать отдельной линией.

Схема транспорта Утрехта. Автор — Юг Церович.

Резюмируя можно сказать, что создание схемы наземного транспорта начинается задолго до того, как дизайнер откроет иллюстратор.


При подготовке материала помогала Полина Лесникова

Ctrl + ↓ Ранее